Сравнения со Стогниенко, прорыв на ЧМ-2022 и помощь Канделаки в ковидной реанимации. Интервью комментатора Михаила Меламеда

Чемпионат мира в Катаре открыл нам не только десяток крутых футболистов, но и напомнил, что на отечественном телевидении есть таланты, способные заменить старые голоса.

Разговор с  восходящей звездой «Матч  ТВ» .

Чемпионат мира в  Катаре открыл нам не  только десяток крутых футболистов, но  и  напомнил, что на  отечественном телевидении есть таланты, способные заменить старые голоса. Один из  них - Михаил Меламед, который прокомментировал всего два матча  ЧМ на  федеральном «Матче», но  успел запомниться зрителям.

Мы  поговорили с  Михаилом о  работе комментатором, теплых взаимоотношениях с  Виктором Гусевым, сравнениях с  Владимиром Стогниенко, продвижении любительского клуба из  родного Барнаула, а  также о  пережитой реанимации с  коронавирусом.

- Ожидал, что получишь назначения на  матчи ЧМ-2022?

- Честно говоря, ожидал немного большего. Без претензий к  начальству или коллегам. Как сказал классик: «Ваши ожидания - ваши проблемы». И  это, к  сожалению, относится ко  мне. Андрей Сергеевич так классно сформулировал, что всегда попадает с  фразой в  самую точку.

Перед 1/8 финала я  узнал, что у  меня больше не  будет назначений. Даже несмотря на  то, что произошел небольшой бум по  отношению ко  мне. У  меня было ощущение, что матчи я  прокомментировал так  же, как другие, которые по  накалу и  интриге соответствуют тому, что было в  матче Южная Корея - Гана. Но  было столько комментариев, счастья и  любви ко  мне, чего я  не  никогда не  испытывал. Может быть, даже во  время ЧМ-2018, когда я  16 матчей комментировал на  Первом.

Видимо, под  ЧМ у  всех включился «Матч  ТВ», и  так совпало, что игра получилась хорошей, и  я  ее не  испортил. Но  даже это не  повлияло. Тогда подумал, что все может измениться, вдруг дадут еще прокомментировать, но  нет. Я  выработал для себя систему, чтобы меньше расстраиваться. Я  невероятно уважаю и, можно сказать, люблю начальство. Прежде всего говорю про Сергея Акулинина. Это человек, с  которым всегда можно поговорить, и  у  тебя всегда есть ощущение искренности разговора. Тебе искренне говорят как хорошие, так и  плохие новости. Нет никаких подковерных игр.

Я  выработал систему, чтобы не  расстраиваться. Есть футбольная команда, у  нее есть тренер. Комментаторы - это команда, а  тренер - начальство. Он  вправе выбирать стартовый состав. Я  себя определяю человеком, который всегда выходит на  замену, и, судя по  тому, что его продолжают выпускать - он  не  портит картины. Но  при этом, видимо, тренер не  считает, что я  достоин всегда выходить в  старте. Видимо, кто-то должен перейти в  другую команду или играть хуже, чтобы поставили в  старт. И  даже внезапная общенародная любовь после одного матча ничего не  изменила. Хотя я  комментировал матч так  же, как и  другие игры - просто не  так много людей смотрят «Футбол 1 / 2 / 3».

Есть два варианта: продолжать доказывать или уходить самому. Но  я  продолжаю доказывать.

Сравнения со  Стогниенко, прорыв на  ЧМ-2022 и  помощь Канделаки в  ковидной реанимации. Интервью комментатора Михаила Меламеда

- Что сказало начальство?

- После первого матча я  спросил. Мне сказали: «Да, хорошо отработал». У  меня нет претензий к  начальству. Я  понимаю, что многие люди, с  которыми я  работаю, в  профессии в  три раза дольше, чем  я. И  вообще, я  комментировал ЧМ-2018, работая комментатором полгода. Полгода! Пользуясь случаем, хочу поблагодарить Василия Конова и  Ольгу Черносвитову за  то, что поверили в  меня и  дали возможность поработать до  четвертьфинала. Сейчас у  меня две игры группового этапа. Но  мне тогда дико повезло: я  хапнул столько счастья, что, возможно, кто-то из  коллег очень удивился. Я  их  понимаю, но  многие понятия не  имеют, через что мне пришлось пройти. Пришлось очень сильно попотеть, чтобы меня позвали.

- Трушечкин во  время финала  ЧМ назвал тебя открытием турнира. Твоя реакция? Считаешь себя таковым?

- Мне очень приятно, что меня ценят такие коллеги, как Рома Трушечкин. Спасибо ему большое, для меня это большая честь. Потому что он  выдающийся мастер профессии.

Кстати, я  его хочу поздравить. Он  недавно получил награду «Голос спорта», чему я  рад. Романа Георгиевича очень люблю: и  как комментатора, и  как человека. Оказалось, что меня тоже номинировали на  «Лучшего комментатора ЧМ-2022»: я  был в  шоке, хотя прокомментировал всего два матча. Правда, о  номинации мне никто не  сообщал, и  я  узнал об  этом совершенно случайно из  телеграма Василия Конова, когда награду вручали Диме Шнякину. Он  ее  заслужил на  100 процентов. Я, кстати, премию «Голос спорта» получал после прошлого ЧМ, в  2018 году. Правда, в  номинации «Новый голос спорта». В  этом году ее  получил Кирилл Земсков, который в  2018-м на  нее был только номинирован. Его тоже поздравляю.

- Какие у  тебя проекты на  подходе?

- Моя основная работа сейчас - комментатор и  ведущий «Матч  ТВ». На  этом пока все. Остальным занимаюсь по  приглашению: звали вот прокомментировать в  баре четвертьфинал ЧМ-22 Англия - Франция. Сейчас с  проектами туговато. Поэтому только работа. А  еще есть футбольный клуб «Темп» в  Барнауле (играет в  третьем дивизионе российского футбола, зона «Сибирь» - Kick), но  это тоже не  проект, а  работа. Я  возглавляю пресс-службу и  вхожу в  совет директоров.

У  меня был проект, связанный с  Алтайским краем, но  он  стоит на  паузе после коронавируса. Планировалось большое скопление людей, и  я  не хотел, чтобы проект стал причиной чьей-то болезни. Это все уже позади, но  у  меня все равно не  доходят руки поднять проект.

Сравнения со  Стогниенко, прорыв на  ЧМ-2022 и  помощь Канделаки в  ковидной реанимации. Интервью комментатора Михаила Меламеда

- Расскажи подробнее .

- Он  называется «Меламедиа», смысл его в  том, чтобы таким людям, каким был я - сомневающимся в  себе, побаивающимся перемен, но  при этом, наверное, талантливым и  способным - привозить профессионалов своего дела, медийных людей, которых они видят по  телевизору. Такое  же у  меня было на  школе Первого канала, когда я  выбрался в  Москву и  узнал, что это обычные люди, которые спокойно общаются, ты  им  интересен. Они вроде формально из  телевизора, но  не  какие-то там Моргенштерны* (признан минюстом  РФ иностранным агентом). Они обычные люди, как мы.

Я  планировал начать со  спортивных людей, это было проще сделать: комментаторы, ведущие, спортсмены. Мы  устраивали мероприятие «Матч на  Алтае». Тогда я  привез 10 человек: футбольные, баскетбольные и  хоккейные комментаторы. Были Трушечкин, Моссаковский, Казанский, Шмельков, Скворцов, Левко, Кривохарченко и  Самохин (тогда пресс-атташе хоккейного «Спартака» - Kick). Смысл был в  том, что мероприятие проходило в  три этапа: обучающий, спортивный и  экскурсионно-туристический для приезжих. Мы  проводили мастер-классы со  студентами, журналистами - кто касается этой области. Привозили действующих журналистов. Был большой мини-футбольный турнир, где участвовали местные спортивные звезды уровня олимпийских призеров родом из  Алтайского края.

Мы  еще возили хоккейную команду «Роспресса» в  Бочкари. Они устраивали матч с  местной командой из  «Ночной лиги». Был киберфутбольный турнир, когда мы  собрали известных алтайских футболистов: Соболев, Дюпин. И  они там рубились в  FIFA. Еще был киберспортивный турнир по  Counter-Strike, когда мы  собирали деньги врачам в  разгар коронавируса, когда не  было ни  масок, ни  оборудования.

- На  чьи деньги организовывали мероприятия?

- Киберспортивный турнир был сделан чисто усилиями единомышленников. В  Барнауле часто все проводится на  желании сделать что-то классное. Есть человек Максим Егер, у  него есть компьютерный клуб, и  мы  решили провести соревнования, а  позже дошли до  мысли сделать благотворительный матч с  Соболевым, Кокориным и  другими. Это абсолютно бесплатно, без финансовых вложений.

А  что касается комментаторов, это были президент «Темпа» Александр Бродников, он  поддержал идею, с  этого началось наше общение, и  тогдашний министр спорта региона Алексей Перфильев. Они выделили деньги на  это. Мероприятие «Матч на  Алтае» было самым тяжелым, но  самым классным. Было много партнеров, люди просто предоставляли бесплатные гостиницы, подарки, потому у  нас хорошие отношения. Еще были люди, которые дружно возможностями и  усилиями вкладывались в  проект.

Сейчас руки не  доходят возобновить это все. У  меня есть правило: «Либо я  что-то делаю на  отлично, либо вообще не  берусь, потому что будет стыдно». Я  понимаю, что сейчас на  отлично я  не  сделаю, но  в  перспективе хотелось  бы вернуться к  проекту. Видел отклик людей на  первом мероприятии - это было счастье.

Сравнения со  Стогниенко, прорыв на  ЧМ-2022 и  помощь Канделаки в  ковидной реанимации. Интервью комментатора Михаила Меламеда

- В  юношестве ты  играл за  барнаульское «Динамо». Почему не  сложилась карьера футболиста?

- Ничего особенного. Стандартная история: образование или футбол. В  первом классе к  нам пришел тренер, сделал объявление, и  у  нас пол-параллели записалось к  нему. Юрий Сергеевич Гаврилюк, он  до  сих пор тренирует детей, но  не в  «Динамо». Он  известен тем, что собрал дворовую команду пацанов, и  они грохнули всех ровесников из  барнаульских школ. Его пригласили в  «Динамо», и  он  стал набирать пацанов.

Я  занимался с  Сашей Жировым, который сейчас играет во  второй Бундеслиге, и  с  другими ребятами, которые на  уровне профессионалов поиграли. Юрий Сергеевич любил с  нами возиться, очень душевный мужик - было видно, что он  идеален для дворовых команд, без пафоса, чтобы дети полюбили футбол. Я  играл где-то до  15 лет и  налег на  учебу - понял, что профессионалом стать не  получится. Но  это подарило огромное количество друзей и  пацанячий авторитет во  дворе.

- Чем занимался до  участия в  конкурсе Первого канала?

- Я  закончил школу, учился в  универе на  пиарщика. Там была насыщенная жизнь: студенческие мероприятия, КВН, студотряды. Параллельно на  втором курсе я  начал вести спортивное обозрение на  местном канале «РЕН  ТВ», называлось «Чемпион». Занятно, что в  детстве я  сам смотрел передачу, ее  вел друг моей мамы. Я  проходил практику на  местном канале «Катунь 24», сразу ушел в  сторону спорта и  прилип к  Сергею Давыденко, он  тогда вел там спортивную программу. Когда был выбор: прорыв канализации в  одном из  районов или футбольный матч, я  старался освещать второе. А  когда практика подошла к  концу, Сергей сказал, что уезжает в  Москву и  предложил вести программу «Чемпион» вместо Димы Гладких, который переходил вместо него на  «Катунь».

Было классное начальство, им  было до  лампочки, когда я  ее  делал. У  нас город маленький, все друг друга знают. Кто-то предлагает идею, и  все помогают с  реализацией. Там приходилось работать по  ночам, я  спал на  диванчике в  студии. Учился, потом КВН репетировал, ночью писал программу: сначала было 10 минут, потом 15, 20. Я  делал там все, кроме технических вещей, поэтому научился всему. У  меня был оператор, режиссер монтажа, звукорежиссер и  водитель. Остальное: спродюсировать, придумать, поехать, взять интервью, написать текст, вычитать - на  мне. Сам себе продюсер, редактор, ведущий. Я  научился всему, стал нормально писать, хоть и  понял, что это лишь региональный уровень. Но  там я  научился не  бояться журналистской работы.

- Ты  правда занимался квестами в  Барнауле?

- Да. Я  вел передачу четыре года, потом стало скучновато, и  товарищ в  2015 году предложил заняться реалити-квестами. Они тогда только появились. Мы  с  ним сделали первый квест в  регионе. Мне нужно было с  нуля раскрутить новый вид развлечений, потому что люди вообще не  понимали, что это такое. Было сложно. Мы  вместе все строили, писали сценарии, нанимали людей.

Когда я  вел «Чемпиона», участвовал конкурсах. Даже становился лучшим спортивным журналистом Алтайского края. Спустя пару лет, когда уже квестами занимался, вдруг снова решил поискать их  в  интернете, и  наткнулся на  объявление о  мастерской Первого канала для спортивных комментаторов. У  меня было все для заявки, я  им  отправил видео.

Сравнения со  Стогниенко, прорыв на  ЧМ-2022 и  помощь Канделаки в  ковидной реанимации. Интервью комментатора Михаила Меламеда

Меня взяли, интенсив длился три недели. Каждый день с  утра до  вечера занятия, практические и  теоретические, от  Гусева, Черданцева, Гомельского, Терехова и  других. Три недели я  был готов не  спать, не  есть, а  просто жить в  этом здании. Потом мы  разъехались, был месяц подумать, что делать дальше. Я  пришел к  товарищам, с  которыми мы  делали реалити-квесты, и  сказал: «Если я  не  попробую, то  всю жизнь буду думать, что побоялся». Я  доработал еще месяц, провел новогодние корпоративы и  в  2017-м переехал в  Москву.

- Позвали работать?

- Никто никуда не  звал. Я  ехал в  пустоту. У  меня остались какие-то контакты, и  понял, что со  мной все готовы встретиться, но  взять на  работу никто не  готов. Так или иначе мне все чем-то сильно помогли, но  на  «Матч» я  попал только через год.

- Но  ты  комментировал товарищеский матч России с  Испанией осенью 2017-го .

- Да, это была награда за  победу в  конкурсе «Первого канала». Хотя, если честно, я  нигде не  победил, даже на  конкурсе «Матч  ТВ». Я  был призером и  там, и  там. Победа решалась зрительским голосованием, но  оказалось, что было закулисье, а  там сидели люди, которые присматривались и  следили. И  там, и  там меня добрали члены жюри.

Конкурс «Матч  ТВ» проходил летом, надо было прокомментировать отрывок. Я  отправил, а  потом все - молчок. А  потом неожиданно меня отобрали в  следующий этап. Большая часть конкурса проходила в  VK. Сейчас конкурс еще интереснее: зовут в  студию, в  духе «ТНТ». Но  тогда тоже надо было прокомментировать матч с  кем-то из  комментаторов. Мне достался «Суонси» - «Ливерпуль» с  Михаилом Поленовым. Причем там «Ливерпуль» накидал где-то пять мячей - мне опять повезло, было весело!

- Ты  говоришь, что Виктор Гусев тебя многому научил. Чему конкретно?

Сравнения со  Стогниенко, прорыв на  ЧМ-2022 и  помощь Канделаки в  ковидной реанимации. Интервью комментатора Михаила Меламеда

- Начнем с  того, что в  детстве он  был моим единственным голосом из  телевизора. Я  воспринимал футбол через него. А  когда я  с  ним познакомился… Я  даже немного радуюсь своей провинциальности. Недавно на  мероприятии я  познакомился с  Алексеем Ягудиным. Мы  знали о  существовании друг друга, но  никогда не  виделись. И  разговаривая с  ним, я  такой: «Ох, ни  фига себе, со  мной Ягудин общается». Потом он  меня еще и  в  баню к  себе позвал, ха-ха!

Эта здоровая доля провинциальности мне даже помогает. Я  не  становлюсь каким-то важным. Понимаю, что есть люди, которые добились большего. Для меня увидеть кого-то из  них - событие.

- Какой Гусев как человек?

За  те  три недели работы я  очень проникся им.  Он настолько простой, такой свой. Ему искренне интересно работать с  людьми, он  не  отбывает номер, указывает на  ошибки, с  каждым возится. При этом видно, и  это очень важно, что ему интересно хоть немножко разобраться именно в  тебе. Я  слушал много его историй, они всегда запоминаются. Он  настолько живой, без налета телевизионщины. Я  влюбился в  него как человека, а  как комментатор для меня он  глыба, номер один. Хоть я  и  говорю, что в  сознательном возрасте мой любимый комментатор - Владимир Стогниенко, но  все началось с  Гусева.

Для меня они не  конкуренты, а  люди, сделавшие разные этапы моей футбольной жизни. Гусев для меня проводник в  профессии. Именно он  со  мной сюсюкался, объяснил ошибки. И  именно он  позвонил мне и  сказал, что я  поеду с  ним комментировать матч России с  Испанией в  Санкт-Петербурге. Он  продолжает за  мной приглядывать, может написать иногда. Я  не  набиваюсь к  нему в  друзья, скорее он  как старший коллега-товарищ. Я  могу зайти к  нему на  работу, вежливо пообщаться, у  нас хорошие отношения. Но  и  он может мне ни  с  того ни  с  сего написать: «Хороший репортаж! Молодец!» Я  знаю, что он  ко  мне хорошо относится. Невероятно приятно, когда на  «Коммент.Шоу» его спросили, есть  ли у  него ученики, он  ответил: «Наверное, Миша Меламед. Он  считает меня своим учителем, так что и  я  могу назвать его своим учеником».

Сравнения со  Стогниенко, прорыв на  ЧМ-2022 и  помощь Канделаки в  ковидной реанимации. Интервью комментатора Михаила Меламеда

Была еще классная история с  Гусевым. Это было после интенсива, но  перед комментаторством. Его невероятно любят мои бабушка и  дедушка, и  когда у  них была годовщина, я  ему написал: «Виктор Михайлович, я  понимаю, сколько у  вас таких просьб, но  вдруг вам несложно». Он  поздравил их  шикарным минутным роликом с  целой историей. Это то, на  что я  должен ориентироваться, если вдруг стану популярным. У  меня вообще нет звездной болезни, стараюсь относиться ко  всем внимательно. Для меня это пример человеческого отношения к  другим людям, к  жизни. Как  бы ты  ни был известен, остаются люди, которым просто хочешь сделать приятно. Гусев действительно особенный человек в  моей жизни.

- В  соцсетях тебя часто сравнивают со  Стогниенко. Как реагируешь?

- У  меня было несколько этапов: сначала невероятно льстило. У  меня хороший музыкальный слух, я  пою, а  еще неплохо пародирую. Видимо, Стогниенко мне настолько нравился, что я  нехотя перенял его стиль через себя и  начал транслировать. У  нас похожий тембр голоса, и  его манера комментирования в  какой-то момент стала очень близка. Но  я  не специально это делаю!

Как-то Маша Макарова его спросила о  сходстве. Он  сказал: «Ну  да, слышал. Может немножечко похож манерой, но  ничего особенного». Мы  с  ним не  близкие знакомые, виделись пару раз, переписывались несколько раз - это тоже было целое событие для меня. Сейчас я  постоянно вижу комментарии о  сходстве: после комментирования еврокубков, РПЛ. В  какой-то момент подумал, что мне могут начислять агентские за  промоушн, ха-ха. Я  комментирую, а  все думают, что Стогниенко вернулся на  «Матч  ТВ».

Я  даже написал ему сообщение. Подумал, что ему, наверное, грустно, что чемпионат мира проходит мимо, может, поэтому он  и  согласился на  предложение комментировать в  Узбекистане. Мне было жаль, что этот мундиаль без него, и  я  подумал, что теоретически ему может быть не  очень приятно, что матчи комментирую я, а  слышат его… Он  мне ответил: «Старик, ты  не  копируешь: у  тебя интонация немного похожа от  природы и  от  мамы с  папой. За  что мне-то спасибо? Ты  сам опытный комментатор, не  обращай внимания. Удачи!»

Надеюсь, что когда-нибудь свершится еще одна мечта: отработать репортаж с  ним в  паре. Хотя два Стогниенко в  эфире - все окончательно с  ума сойдут.

- Но  сравнения тебя раздражают ?

- Раньше мне это льстило, потом даже стало напрягать. Коллеги пихали в  уши, что надо выработать свой стиль, чтобы сразу узнавали. Я  даже специально стал следить, чтобы манера не  походила на  Стогниенко, но  ничего не  мог поделать с  этим. Потом успокоился, ведь я  комментирую так, как я  комментирую. Если похож, значит похож - что поделать? Я  отношусь к  этому со  здоровой долей иронии.

Мне лестно, что ко  мне так относятся люди, которых сильно уважаю. У  меня вообще нет проблем с  коллегами, но  есть особенно важные люди в  профессии. Трушечкин, Генич - они все такие глыбы для меня!

Кстати, Гусева и  Стогниенко объединяет, что я  не  могу их  затащить на  Алтай. У  Гусева очень плотный график. А  вот Стогниенко, наверное, проще: он  любит Сибирь, каждый год уезжает на  Ямал. Рано или поздно я  его точно уговорю. Очень хочется, чтобы и  тот, и  другой согласились. Понимаю, насколько это важно для людей Алтайского края.

- Любишь читать комментарии в  соцсетях после матчей? Часто сталкиваешься с  хейтом?

- Мне с  самого начала работы на  «Матч  ТВ» говорили, что люди тяжело привыкают к  новым голосам и  ревностно к  ним относятся. Первое время так и  было, плюс я  давал повод и  косячил. Все-таки не  хватало опыта. Еще в  самом начале фамилию Андре Шюррле начал ударять на  последний слог - не  знаю, что было в  башке. Тем более это был матч «Бавария» - «Боруссия». Да  еще и  в  паре с  мэтром Бундеслиги Сергеем Кривохарченко. Внезапно Шюррле стал у  меня французом. Мне прилетело столько говна, что я  подумал, что жизнь кончена. Это было в  самом начале, но  в  меня поверил Антон Галкин, тогдашний руководитель комментаторов, и  начал меня ставить на  центральные матчи.

Но  я  сделал выводы. Думаю, каждый должен пройти через дебильные ошибки и  поучиться на  них. Я  помню, когда в  2016 году Георгий Черданцев пришел в  школу «Первого канала» и  рассказывал, что он  вообще старается не  читать, что пишут. Потому что он  задолбался уже, бесполезно людям что-то доказывать. Они слышат то, что хотят слышать. Ты  комментируешь матч какой-то команды, а  тебе скажут, что ты  за  нее топишь. В  каком месте?

- Смирился с  этим?

- Я  взял другую тактику. Мне стало интересно с  самим собой поиграть. Я  читал все, иногда зря - меня это вгоняло в  депрессию. У  людей  же нет рамок в  интернете, могут писать все, что заблагорассудится. Переходили на  личности, просто убивали в  комментариях. Я  все равно читал, старался с  ними общаться и  превратил это в  игру. Я  делал ставку: через сколько сообщений человек переобуется. В  среднем хватало два-три, чтобы он  сказал: «Чувак, я  погорячился. Вообще, неплохой комментарий». И  я  думаю: «Серьезно? Ты  только что желал мне гореть в  аду, потому что я  тупой урод, а  через два-три сообщения такое».

Я  не  понимаю, как так можно общаться, но  понимаю, в  чем причина у  некоторых из  них. Им  не  хватает того, для чего создан проект «Меламедиа» - контакта с  людьми, которых они слышат. Если  бы было мероприятие, чтобы они могли посмотреть, что это за  люди, пообщаться, высказаться… Они хотят быть услышанными. Почему в  90% комментариях прямо ссылкой отмечают комментатора?

Сравнения со  Стогниенко, прорыв на  ЧМ-2022 и  помощь Канделаки в  ковидной реанимации. Интервью комментатора Михаила Меламеда

- Почему?

- Они хотят, чтобы он  их  увидел. Плевать: ужасно или хорошо. Я  слышу ответ на  сообщения: «Не  ожидал, что ответите. Вот это да, мужик! А  вот ваши коллеги никогда не  отвечают». Дружище, ты  пишешь, что они конченые, а  они еще должны отвечать. С  другой стороны, им  не  всегда хватает времени отвечать на  положительные комментарии, в  отличие от  меня.

У  меня нет никакой короны на  голове - для меня это самое мерзкое, что может произойти. И  даже сейчас я  отвечаю на  негативные комментарии и  прошу конструктивно объяснить, что не  так. Дима Шнякин, кстати, тоже так с  аудиторией общается. Были люди, которые мне помогали. Есть люди, которые знают о  клубе больше всех, даже президента. И  они начинают тебе помогать по  ходу или перед матчем, давать факты и  информацию, которые невозможно найти в  открытом доступе.

Может быть, мое начальство не  знает, но  я  иногда устраиваю реальный диалог с  аудиторией. Я  говорю: «У  меня есть такой-то факт о  таком-то футболисте, постарайтесь угадать правильный ответ, и  я  озвучу имя того, кто сделает это первым». Как на  радио. Я  так делал на  матчах чемпионата Австралии, измерял количество зрителей. Пришло где-то шесть-семь сообщений. Мне кажется, это интересно, у  людей повышается интерес, к  тому что они смотрят. Про них в  эфире скажут.

- За  этот год с  «Матча» ушло много людей. Есть  ли молодые ребята, готовые заменить ушедших и  стать звездами?

- Блин, а  кто у  нас из  молодых… Я? Нет, ну  я  до сих пор отношу себя к  молодым в  32 года, вместе с  Дурасовым и  Бажановым - хотя он  тоже ушел. Надеюсь, что он  вернется. Это как раз последние победители конкурса «Матч  ТВ».

Есть молодые ребята, которые стали подключаться к  комментаторской работе, будучи редакторами. Степа Манаков , который попал на  канал в  том числе потому, что уделил внимание моему пути. Он  тоже из  Барнаула, работал в  спортивном комплексе «Темп», когда меня там еще не  было. Он  связался со  мной, сказал, что тоже хочет в  школу Первого канала - меня как раз позвали туда вести занятия, поделиться опытом. Степа более отбитый, чем я.

- Что с  ним?

Сравнения со  Стогниенко, прорыв на  ЧМ-2022 и  помощь Канделаки в  ковидной реанимации. Интервью комментатора Михаила Меламеда

- Я-то просто поехал в  никуда, а  у  него были жена и  ребенок, которых он  перевез в  Москву. При этом ему ничего не  гарантировали: он  продал машину, на  эти деньги жил здесь. Пока учился в  «Школе Первого канала», жил у  меня. Я  ему помог, конечно, рассказал про него Акулинину. Дальше Степа делал все сам.

Потом есть Кирилл Поляков . Он  участвовал в  предпоследнем конкурсе, стал призером, при этом работал корреспондентом на  «Москва 24», и  его тоже позвали редактором. Сейчас он  тоже начинает комментировать. Нечасто удается попасть на  их  репортажи, но  это настолько голодные до  профессии люди, что я  уверен, они многого добьются.

Я  Кирилла чуть больше слушал. Была команда «Ядреный вождь» в  Ночной хоккейной лиге, руководители которой мне очень помогли не  остаться без комментаторской практики и  вообще работы на  первых порах в  Москве. Они меня позвали в  эту тусовку, дали возможность трудиться, а  Кирилл был частью этого коллектива.

Есть Никита Борискин . Классный пример того, как попасть на  спортивное телевидение, если при этом тебе необязательно быть именно комментатором. Отучился в  моей группе в  «Школе Первого канала», пошел на  конкурс комментаторов Матч ТВ, прошел в  финал, хотя никогда не  комментировал, а  работал только корреспондентом. Но  не  побоялся и  пошел. Пошел и  запомнился. Теперь корреспондент «Матч Премьер». И  ему все больше доверяют.

А  заменить Поленова, Кривохарченко, Шмурнова… Их  невозможно заменить - просто будут другие люди. Если эти люди по  своим причинам закончили и  пошли другим путем, что  ж поделать. Они не  пропадут, мастера своего дела. Я  думаю их  не  нужно заменять, надо воспитывать новых героев: чтобы зрители их  приняли. Хотя выяснилось, что есть люди, которым даже Стогниенко не  нравится. В  это сложно поверить, но  в  стране есть семь-восемь человек, которые и  до  него умудряются докопаться.

- В  2019 году ты  говорил, что мечтаешь вернуться в  барнаульское «Динамо» и  вывести клуб в  ФНЛ. Остался запал?

- Запал остался, но  клуб поменялся. Для коллег-журналистов из  Алтайского края это будет откровением, но  я  приходил в  «Динамо» минимум два-три раза. Это было несколько лет назад. Я  предлагал заняться тем, чтобы команда развивалась. Я  мало могу дать в  спортивном плане, но  я  могу сформировать имидж и  образ клуба, который был  бы интересен людям. Притом я  вообще не  называл никаких цифр, не  ставил никаких условий. Мне просто хотелось, чтобы у  нас в  регионе был нормальный футбол.

Сравнения со  Стогниенко, прорыв на  ЧМ-2022 и  помощь Канделаки в  ковидной реанимации. Интервью комментатора Михаила Меламеда

Но  я  увидел прохладное отношение, а  потом появился «Темп», там все спонтанно получилось. Я  комментировал матчи «Лиги .БРО»: это вообще отдельная история. Из  этого турнира формируется сборная - то  есть, «Темп». Я  познакомился с  инвестором, построившим манеж и  финансирующим проект, и  начал капать ему на  мозги, что, раз есть школа и  дети, они должны куда-то стремиться. Должна быть главная команда. К  тому  же и  молодежный турнир есть. Была необходима вершина вертикали. И  мы  ее создали в  2020 году, и  она постоянно прогрессирует, каждый год шаг наверх. Абсолютно частный клуб без копейки государственного финансирования.

- Каких успехов достигли?

- Не  буду сильно хвалиться, но  на  трибунах людей становится больше, у  нас есть мерч, мероприятия, матчдэй. Кажется, у  нас получается: весь опыт, который вижу в  РПЛ, переношу к  нам.

На  мой взгляд, может это слишком пафосно прозвучит, но  я  горжусь, что наша медиакоманда работает на  уровне второй половины РПЛ или лучших команд ФНЛ. В  плане освещения клуба, работы с  болельщиками. Я  по-прежнему хочу вернуться в  Барнаул и  сделать футбольный клуб, который не  позволит девизу «Барнаул - футбольный город» просто существовать как фразе. Хочется, чтобы за  ней что-то стояло.

И  мы  всем коллективом идем к  этому очень хорошими шагами. Это невероятная команда профессионалов: что руководители, что администраторы, что тренеры, что игроки. Болельщики даже сами помогают нам инициативами: например, наш болельщик взял шарф клуба в  Катар на  ЧМ по  просьбе шестилетнего сына, который занимается в  школе «Темпа». Это очень классная история, мы  даже в  соцсетях опубликовали.

Сравнения со  Стогниенко, прорыв на  ЧМ-2022 и  помощь Канделаки в  ковидной реанимации. Интервью комментатора Михаила Меламеда

У  нас реально лучшие болельщики на  свете. Может, потому что первые болельщики клуба - дети, занимающиеся в  академии, и  их  родители. А  потом начали присоединяться остальные.

И  мы  делаем это не  для себя, а  для вас, для пацанов, у  которых выбор: идти работать где придется и  бросить футбол, либо постараться перезагрузить карьеру. Поверить в  детскую мечту еще раз. Многие из  ребят выпустились в  17 лет из  академий, и  на  хрен никому не  нужны. Мы  пытаемся дать им  второй шанс.

Нам удалось привить, что после матчей надо остаться в  подтрибунке и  раздать детям автографы. Парни до  сих пор не  могут привыкнуть к  тому, что они звезды, спрашивают: «Вы  что серьезно?», а  дети реально ждут. Просят расписаться на  бутсах, шапках, и  их  становится все больше. А  это просто игроки КФК, о  них знать никто не  знает. Да, после матчей Кубка России стал немного известнее Рома Сычев - пожарный, который забил «Динамо», про него сделали много материалов.

Но  блин, в  команде, в  которой есть пожарный, еще и  помощник прокурора Антон Трубин, экс-воспитанник «Краснодара», подрабатывающий таксистом Никита Гречников, участник Кубка Интертото Андрей Марков, Никита Ворона, рубившийся против Миранчуков, Антон Киселев, который выигрывал Первый дивизион с  «Кубанью», тренеры темповской ДЮСШ и  многие другие. А  тренирует Иван Старков, который играл в  молодежной сборной России с  Дзюбой и  выходил в  финал Кубка России с  «Амкаром». Это очень крутая история, на  самом деле.

- Уже готовитесь к  выходу в  профессиональные лиги?

- Я  понимаю, что будет хорошо, если в  этом случае в  команде останется 30% игроков, потому что кто-то не  сможет совмещать, не  потянет новый уровень. Но  люди не  понимают, насколько это крутая история. В  какой-то мере это игра для себя: мол, мы  играем в  футбольный клуб. Блин, да! Зато мы  бабки не  пилим, не  решаем подковерные задачи - а  играем в  футбол. У  нас есть частные деньги и  делаем все, чтобы расходовать их  экономно. Просто стараемся делать качественный проект.

Сравнения со  Стогниенко, прорыв на  ЧМ-2022 и  помощь Канделаки в  ковидной реанимации. Интервью комментатора Михаила Меламеда

Задача в  следующем году - первое место на  КФК. Хочется, чтобы команда стала профессиональной, иначе зачем это все? Мы  понимаем, что будет сложно, но  в  этом году мы  увидели праздник в  городе: сыграли с  барнаульским «Динамо» в  1/256 финала Кубка России, совместно с  динамовцами устроили большой матчдэй, это был наш первый профессиональный матч - и  мы  его выиграли! Но  бог с  ним с  результатом - это было первое профессиональное барнаульское дерби с  1994-го. Мы  увидели, какой это был кайф для людей, столько позитива было.

- Сколько людей пришло?

- В  районе четырех тысяч. Учитывая, что в  последний раз такая цифра набиралась либо когда приезжала команда Премьер-лиги, либо в  2008-м, когда «Динамо впервые в  истории вышло в  Первый дивизион.

Я  очень хочу, чтобы «Темп» стал профессиональным, хоть и  не  знаю, как это реализовать. Нужны большие деньги, которые должны идти не  от  одного человека. Надеюсь, мы  нашей командой найдем способ, чтобы больше барнаульских пацанов могли вырваться наверх. Мы  не  претендуем на  место «Динамо», мы  с  радостью разделим возможность играть в  одной лиге, чтобы было интересно зрителю. Мы  гордимся каждым нашим алтайским воспитанником, попавшим в  сборную или РПЛ.

- Расскажи про пандемийное время: ты  делал клипы и  даже снялся в  интерактивном сериале «Найден_жив» .

Сравнения со  Стогниенко, прорыв на  ЧМ-2022 и  помощь Канделаки в  ковидной реанимации. Интервью комментатора Михаила Меламеда

- Игра в  сериале это прежде всего исполнение детской мечты. В  старших классах я  думал поступить в  театральное училище, но  потом услышал то, что многие провинциальные дети слышат от  родителей: «Кому ты  там нужен в  Москве?» Нет, они не  убивали во  мне желание, не  было такого, я  их  очень люблю, но  сомнение и  опасение прозвучало. И  сейчас уж  точно ни  о  чем не  жалею.

Зато я  стал комментатором и  воплотил другую детскую мечту, а  потом меня еще позвали в  сериал. А  клип я  вообще родил из  ничего. После закрытия всего спорта я  уехал в  Барнаул и  спустя почти три месяца ничегонеделания мне стало тошно. Тогда ведь не  было никаких ужасов и  смертей, складывалось ощущение ложной тревоги: «На  хрена это все, если все нормально, зачем всех заперли по  квартирам и  делают вид, что все плохо?» Никто и  не  представлял, что осенью начнется  ад. Но  весной я, как и  все, дисциплинированно сидел дома. И  у  меня появилась идея сделать шуточный клип о  самоизоляции, за  четыре дня все было готово. Идея зашла: даже Гарик Сукачев у  себя репостнул.

Потом клип увидела моя знакомая - Наташа Бузыкина. Помимо того, что она звукорежиссер на  «Матче», так еще и  в  кино немного работает. Она сказала: «Слушай, есть проект, но  нет героя. Думаю, ты  подойдешь. Давай скину режиссеру этот клип». Конечно я  согласился, был готов даже доплатить. Я  списался с  режиссером, она очень интеллигентная, воспитанная девушка, сказала: «Немного пошловато, но  давайте посмотрим».

Так я  попал в  проект «Найден_жив», где познакомился с  Артуром Смольяниновым. Самое худшее при нем было упомянуть «9 роту», это его невероятно бесит, но  для меня было нечто. Потом даже сблизились с  ним, можем пообщаться, написать друг другу.

- А  почему бесит «9 рота»? Актер одной роли?

- Да. Я  его спрашивал даже об  этом, он  ответил: «Знаешь, это как будто ты  был женат, потом развелся, а  тебе спустя 20 лет до  сих пор рассказывают, какая невероятная у  тебя была жена».

Потом во  втором сезоне добавился Андрей Смоляков, который меня еще и  знал. Он  футбольный болельщик, смотрит «Матч Премьер» - просто космос общаться с  такими людьми. Кстати, возможно, в  следующем году я  поучаствую в  новом проекте. Человек, занимавшийся интерактивной частью сериала, позвал меня сняться в  новом интернет-сериале про экологию. Я  согласился.

- Кстати, по  поводу короновируса: я  слышал, ты  сам тяжело болел?

- Да  уж. Никому не  пожелаю. Видимо, эта зараза отомстила мне за  то, что я  над ней тогда в  мае посмеялся. Кстати, огромное спасибо всем моим руководителям в  той ситуации: Тине Канделаки, Александру Тащину, Сергею Акулинину и  коллегам, конечно. Они меня очень поддерживали, все время звонили, писали, подбадривали. Тина вообще уникальный человек. Очень сильно помогала несколько раз.

- Например?

- Насколько мне известно, до  сих пор не  до  конца знаю, как там все было, она помогла моей бабушке, когда та  заболела коронавирусом. Как выяснилось, именно она позвонила в  регион и  сделала так, чтобы за  бабушкой отдельно проследили, хотя никто ее  об  этом не  просил.

А  когда я  загремел в  ковидный госпиталь на  ВДНХ, мне стало по-настоящему страшно. В  Барнауле хотя  бы есть близкие люди - ты  знаешь, если что, они попытаются что-то сделать, а  тут ты  один. Для меня ковидный госпиталь на  ВДНХ - лучшее медицинское учреждение в  мире. Огромное спасибо всему коллективу и  руководству больницы, что спасли мне жизнь. Особенно моим врачам Альфие Уразалиевой и  Имрану Умарову. Как все было? Очень просто: сразу понимаешь, что дело дрянь, когда утром идешь в  туалет спокойно, днем, опираясь на  стеночку, а  вечером ты  уже на  каталке.

Тебе все хуже, ты  не  можешь дышать, а  потом приходит врач и  говорит: «Забирайте его в  реанимацию». Ты  такой: «Классно, а  что дальше?». И  у  тебя начинает ехать крыша. В  один момент мне стало настолько плохо, что я  решил написать Тине. Хоть какому-то человеку, который мог  бы помочь с  врачами. Мне просто хотелось не  чувствовать себя одиноким в  такой момент, хотелось какой-то защищенности. Я  ей  написал, а  она меня отругала: «Почему ты  молчал?! Ты  где?!» Насколько знаю, она там всех на  уши подняла. И  с  того момента меня там называли вип-пациентом, хоть я  извинялся перед всеми каждый раз, что из-за меня приходится хлопотать. Но  я  был очень хорошим пациентом.

Люди часто ругают «Матч  ТВ», иногда по  делу, иногда совершенно нет, но  могу сказать так: что Канделаки, что Билан, что Тащин, что Галкин, что Акулинин - я  ко  всем испытываю огромную благодарность за  помощь, адекватное общение. Я  всегда чувствовал поддержку и  внимание от  руководителей.

- В  2017-м тебя спросили о  шансах прокомментировать домашний ЧМ, что ты  назвал несбыточной мечтой, но  в  итоге отработал 16 матчей. Может, выберем следующую несбыточную мечту?

- Мы  много говорили про «Темп» в  профессиональном футболе, но  я  верю, что это возможно. А  про  ЧМ я  вообще не  верил. Я  бы  очень хотел побывать на  еще одном крупном мероприятии: чемпионате мира, Евро или на  Олимпиаде. Побывать в  другой стране в  роли комментатора. Но  за  пять лет на  «Матче» это удалось всего однажды - работал в  Азербайджане на  матче тульского «Арсенала» с  «Нефтчи». И  все. Там, кстати, у  нас была космическая история с  Эльвином Керимовым. Я  думал, что так не  бывает.

- Что за  история?

- Керимов - суперзвезда в  Азербайджане, и  он  был там нарасхват. Когда мы  прибыли на  стадион за  два часа, пошли на  позицию: видим пустые столы и  одну комментаторскую коробочку с  наушниками. Все. А  с  нами был местный азербайджанский комментатор: он  приходит, садится, проверяет все, мы  с  ним пообщались - и  все.

Мы  такие: «А  откуда мы  комментируем?» А  там много разных работников, и  они с  разной степенью успешности говорят на  русском. Спрашивают, кто  мы. Оказывается, никто понятия не  имел, что мы  приедем. Звоним в  Москву, говорим: «Друзья, нас вообще тут не  ждали. Кажется, работать надо из  Останкино».

У  Эльвина 25 тысяч каких-то включений со  стадиона, с  трибуны, я  пытаюсь разрулить. Там нет вай-фая, жара +35, все потные бегают, у  всех мозг взрывается. Говорю сотрудникам стадиона: «Я  приду через 40 минут, не  отвлекаю - дальше посмотрим, что делать».

Потом прихожу: все точно так  же. Рядом с  комментаторской коробкой стоит обычный домашний кнопочный телефон. А  те  ребята уже запыхавшиеся все. Спрашиваю: «А  что происходит? Это что?» Они такие: «Все нормально, будете комментировать по  телефону!» Азербайджанский комментатор ржет: «У  нас так комментировали в  70-х, 80-х». Я  говорю - нет, так не  пойдет. Уж  лучше тогда из  Останкино. И  тут сюрприз. Раздается звонок от  Сергея Дурасова. Он  только начал работать на  канале, выиграл конкурс, и  именно он  был на  страховке этого матча. Говорит: «Беда! Я  опаздываю на  страховку, лечу на  метро! А  есть хоть что-то по  матчу?» Я  скинул все наработки, до  матча все меньше времени.

Сравнения со  Стогниенко, прорыв на  ЧМ-2022 и  помощь Канделаки в  ковидной реанимации. Интервью комментатора Михаила Меламеда

- И  что дальше?

- Я  опять ухожу, до  матча час. Вернулся, уже появилась вторая коробка, гарнитура. Эти в  спешке тащат кабель, протягивают. Они говорят: «Готово. Только вас Останкино слышит, а  вы  Останкино - нет». Это уже фигня-вопрос.

Эльвин прибегает задыхающийся после включений. Потом говорят, что у  нас задержка по  времени секунды четыре. Условно, нам говорят: «Вы  в  эфире», а  мы  слышим это через четыре секунды. Ну  как говорят - пишут по  смс, мы  же  Останкино не  слышим. И  происходит тотальная жесть. Начинаем работать, и  тут понимаем, что в  ходе этой кутерьмы мы  совершенно не  обратили внимание, что, оказывается, у  нас нет мониторов! То  есть мы  как зрители на  трибуне. Мы  не  видим, что видит зритель. Нет повторов.

- Сильно повлияло на  работу?

- Мы  думаем: «Хоть  бы не  было спорных моментов». В  итоге за  первый тайм мяч два раза попал в  руку в  штрафной, причем судья начал меньжеваться. Мы  говорим: «Ну  вот, момент спорный, на  усмотрение арбитра, оценивайте сами». А  второй раз не  стали дебилов делать из  себя, а  сказали, что у  нас не  работают мониторы. А  в  перерыве нам таки притащили старый телевизор, кое-как подключили, и  у  нас был монитор.

Это был самый лютый репортаж в  карьере. А  там еще и  «Арсенал» проиграл. Ничего хорошего. Нам сильно помогали эксперты с  «Матча», когда узнали о  беде. Помню Федор Щербаченко писал: «Нет, это 100-процентный пенальти!» И  мы  передаем в  эфир, что Щербаченко считает так.

- А  если вернуться к  несбыточной мечте?

- Надеюсь, мой комментарий на  прошедшем чемпионате мира на  что-то повлияет. Пока все-таки слабо верится. Возвращаясь к  началу разговора, есть стартовый состав. Повторюсь: ни  к  кому никаких претензий. В  конце концов, у  меня всегда есть  ФК «Темп». Никто не  знает, что произойдет в  будущем. Буду продолжать мечтать и  доказывать. Как показывает жизнь, когда я  это делаю, рано или поздно что-то получается.

Артём Никулин, KiCK! , 29.12.2022

Последние новости

Бийским городским судом вынесен приговор по уголовному делу о повторном управлении транспортом в состоянии опьянения

 Бийским городским судом вынесен приговор по уголовному делу в отношении местного жителя за повторное управление автомобилем в состоянии опьянения.

В городе Бийске осужден местный житель, который найденной банковской картой расчитывался в магазинах за покупки

 Бийским городским судом вынесен приговор по уголовному делу в отношении местного жителя.

Card image

Тех, кто реже будет пользоваться услугами такси и чаще — общественным транспортом, может стать больше.

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *